О том, что музыкальные способности зависят от генов, ученые говорят давно. Наиболее яркие примеры - семейство королей вальса Штраусов, отец Моцарт и его великий сын, династии знаменитых скрипачей и пианистов. А вообще многие известные музыканты и певцы рассказывают, что кто-то из их совсем "простых" родителей обладал прекрасным слухом, играл на каком-то музыкальном инструменте. В музыке, пожалуй, как нигде в искусстве наследственная связь наиболее проявляется. Ученые уже много лет пытаются найти гены музыкальности, но без особого успеха. Дело в том, что большинство генов участвуют в работе сразу множества функций организма. Идентифицировать их - задача, к которой наука по-настоящему приступила только сейчас.

И вот, кажется, прорыв, пусть небольшой, но произошел. Группа ученых из Дании, Финляндии и Италии изучала, как музыка влияет на эмоциональный настрой людей с разными вариантами генов, которые связаны с рецепторами дофамина D2. Почему для исследований выбран именно дофамин? Это хорошо известный гормон удовольствия, который вырабатывается мозгом в ответ на различные приятные ощущения и впечатления, связанные с пищей, наркотиками, сексом и т.д. И музыка увеличивает содержание дофамина в мозге, причем не только у человека, но и у некоторых животных. Что касается рецепторов D2, то они играют важную роль в работе мозга и нервной системы. И самое главное: уже известно, что они кодируются генами. Именно на этом и решили "сыграть" ученые, пытаясь найти связь музыки и наследственности. 

Дело в том, что у этих рецепторов есть "зацепка": они могут быть двух типов - длинный и короткий. Каждый из них кодируется своим вариантом соответствующего гена. Для эксперимента ученые изучали две группы добровольцев. В одной собраны люди, у которых был вариант гена только длинных рецепторов, во второй - гены, дающие сочетание длинного и короткого. (Вариант двух коротких не известен.) Добровольцы проходили тесты на фоне музыки с успокаивающим эффектом (MusiCure), а затем - на фоне "белого шума" (подбор случайных звуков). Важно, что во втором случае была та же громкость и ритмика, что и в MusiCure.

Каков результат? Оказалось, что прослушивание музыки существенно улучшает настроение в первой группе, а вот на настроении второй практически не сказывается. Что касается шума, то его почти не заметили в первой группе, но он резко испортил настроение во второй. Вывод: индивидуальное восприятие музыки в значительной мере зависит от генов. Это вовсе не означает, что найден ген музыкальности, подчеркивают авторы работы.

Ситуация очень напоминает поиск гена образованности. Еще 30 лет назад генетики доказали, что уровень образования зависит от наследственности. Но вот какие конкретно гены работают в "сфере образования"? Ответ дать крайне сложно. Здесь могут быть задействованы одновременно сотни, если не тысячи разных генов, причем вклад каждого очень мал. То есть, даже зная, что связь между уровнем образования и генами есть, ученые не могли указать, какими именно. Чтобы получить такую наводку, требуется проанализировать громадные генетические выборки десятков, а желательно сотен тысяч людей. 

И только сейчас такая возможность, наконец, появилась. Созданы быстрые и дешевые методы расшифровки геномов. И сразу произошел прорыв. Ученым удалось резко сузить поле поисков, выявив всего 74 гена, каждый из которых влияет, пусть и косвенно, на уровень образования. Разобраться с ними уже намного проще, чем сейчас и занимаются генетики.

Что касается гена музыкальности, то последний эксперимент, пожалуй, впервые позволил перейти от общих представлений к конкретным доказательствам, что связь между генами и восприятием музыки существует. Теперь на очереди поиск конкретных генов. Наверняка это будут целые ансамбли генов, где вклад каждого окажется небольшим, но вместе они и дадут гармоничное "звучание".

Процент людей с абсолютным слухом различен в разных странах. Например, в Европе и Америке один "слухач" приходится на десять тысяч. В Юго-Восточной Азии и ряде государств Африки обладатели абсолютного слуха составляют значительную долю населения. Причина в том, что в этих странах говорят на тональных языках, когда смысл слов меняется в зависимости от высоты звука при высказывании. Среди профессиональных музыкантов число обладателей абсолютного слуха всюду выше, чем в среднем по населению. Наиболее выдающиеся композиторы и исполнители, как правило, имели абсолютный слух, скажем, Моцарт, Бетховен, Сен-Санс, Рихтер, Ростропович. Однако и среди музыкантов этого уровня такой слух был не у всех: не обладали им, например, Чайковский и Шуман.

Источник

КОММЕНТАРИИ

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии