PROINTELLEKT
PROINTELLEKT

SOS: ГДЕ ТЫ, МОЯ РЕЛИГИЯ?

Александр Потемкин,  5 сентября в 7:53 0 696

Человечество продолжает блуждать по кругам «ада непонимания», результатом чего становятся все множащиеся в мире конфликты: политические, межконфессиональные, социальные. А ведь, казалось бы, после Второй мировой войны немыслима вообще возможность Третьей, когда ядерный потенциал, накопленный странами, может вмиг уничтожить всю планету, весь род людской. Война, по сути, идет, и она уже названа «гибридной». И в этой «новой» по типу войне совершенно очевидно использование религиозных взглядов, учений и идей как фундамента для «восстания масс». Там, где не срабатывают культурные, политические или патриотические механизмы, религиозная идея по-прежнему остается активно-мобилизационной. Это осознают не все.

Но нет никакого сомнения, что именно религиозные конфликты – самые сложные по своей сути, так как они затрагивают глубины подсознательного и личностно-важного в каждом человеке; что «религиозная карта» все активнее и с разными целями используется в мировой культурной и политической борьбе.

Современные военные конфликты, достигающие подчас поистине трагических масштабов и приводящие к бесчисленным потокам брошенных беженцев, несомненно, требуют скорого вмешательства всех религиозных лидеров. Весь цивилизованный мир замер в ожидании объединения их усилий за круглым столом переговоров. И только такая форма диалога позволит урегулировать вышедшую из-под контроля ситуацию. Но если этого по тем или иным причинам не случится, придется вспомнить и вновь пережить горькие уроки истории.

Напомню о внутреннем конфликте на Филиппинах 1969 года, когда мусульманское меньшинство восстало под лозунгами «свержения филиппинского колониализма»; о  внутри-арабских конфликтах  1960-х годов, в которые был втянут Ливан. Ливан становится центром деятельности антиизраильских политических организаций. В 1975-76 гг. постоянные столкновения между мусульманами и христианами  переросли уже в гражданскую войну. Израильско-палестинский конфликт на долгие годы оказался адом для всех. Не стоит забывать и о попытке разыграть «мусульманскую карту» в России (в Чечне в 1990-х).

Участилась дискриминация отдельных религиозных групп, проявляющаяся и в том, что в политических элитах стран преобладают представители определенной конфессии, что нередко становится источником серьезных мировых конфликтов. Так было с Ираком, в котором исторически господствовало арабское суннитское меньшинство, когда большая часть населения представлена шиитами. Конфликт между ними привел к шиитскому восстанию 1991 года, он же был использован и в 2003 году, когда пал режим Саддама Хуссейна не без участия иных заинтересованных сторон (американо-английских войск). Но доминирование шиитов теперь становится фактором, провоцирующим к террористической деятельности суннитских боевиков. «Иракская игра»  в мире продолжается, хотя и меняет свои контуры. В ирано-иракском конфликте 1980-1981 года за экономическое доминирование в регионе в качестве официальных причин конфликта был озвучен религиозный – противостояние суннитов и шиитов. В 28 афро-азиатских государствах ислам признан государственной (или официальной) религией. И сегодня религиозный терроризм продолжает охватывать многие страны и континенты: Сирия, Ирак, Ливия, Йемен, Афганистан, Нигерия, Тибет, Судан – это практически полмира.

Впрочем, и в Европе религиозные конфликты также становятся все более горячими: противоборство между католиками и протестантами в Северной Ирландии то затухает, то вновь вспыхивает. Противостояние сербов и хорватов показало, что и между этнически схожими общностями возможно разделение  этноса исключительно по религиозному принципу. О подобной же линии конфликта мы может говорить и в Украине (униаты против православных христиан).

Исламский фундаментализм понимает себя как политическое движение, полагая, что влиять на устройство государств нужно, исходя из религиозных норм. «Солдаты ислама» вели свою войну в Алжире и Египте, на Филиппинах и в Индонезии, в Америке и Европе. Практика исламских радикалов опирается на принципы активного и немедленного действия, а феномен террористических организаций (как фактор давления на Саудовскую Аравию и Иран) одновременно должен продемонстрировать всему миру «власть якобы истинных мусульман», выстраивающих своеобразный футуро-архаический мир, под знамена которого бегут уже и европейцы.  И как результат: с каждым днем пополняются ряды беженцев, пострадавших от террористических организаций исламского толка и их ереси, и ряды самих террористических организаций, с помощью фальшивого ислама вербующего в свою армию детей, подростков, женщин. Неужели это то, о чем мечтает настоящий ислам для своих народов?

Все эти больные вопросы позволяют с большой степенью определенности утверждать: чем глобальнее становится мир, тем более серьёзное значение приобретают в мировых конфликтах факторы, связанные с глубинной природой человека – факторы религиозные. Смею заметить, что именно их  – «точки боли и веры в человеке» – игнорируют и не замечают те, кто призван был бы их учитывать. Поэтому такая озлобленная страсть выпирает извне и дорогой ненависти добирается до сознания.

Каждый день мы наблюдаем, как растет во всем мире озлобленность к исламу из-за агрессии террористических организаций исламского толка и их использования якобы религиозных мотивов для оправдания своих варварских деяний. И это в корне неверный подход к целой религии – никакого отношения к исламу выдуманное «ответвление» не имеет. Хочется обратиться напрямую к лидерам суннитов и шиитов - почему Вы не объявили пропагандируемый террористическими организациями образ ислама ересью? Почему не отреклись от него и его последователей? Только Ваше клеймо неприятия может остановить смертоносные орды и помочь заблудившимся душам вернутся со смертоносной дороги обратно на линию торжества счастливой жизни.  

Нет сомнения, что религиозные лозунги «заряжают»  своих единомышленников сугубой верой в «священную правоту» своих действий. Это ведет, в свою очередь, к росту интеграции «религиозно своих» в борьбе с «религиозно чужими». Но не будем забывать, что этот же принцип приносят с собой и беженцы в иные страны и культуры. Религиозный принцип и в этих, неродных для беженцев, европейских странах будет тоже неизбежно актуален. А потому остается открытым вопрос: почему нынешние беженцы брошены на произвол судьбы не только политическими деятелями, но, прежде всего, религиозными? Из Сирии бежало 400 тысяч христиан – кто помогал им в самом начале пути, кто поддерживал при пересечении границ? В Турции, Греции, других странах. Из Непала, из Индии, Шри-Ланки бежали буддисты через границу с Пакистаном, Ираном, Турцией – почему не был поставлен заслон,  не остановлен этот бурлящий поток, никто не призвал их освободить свое сердце от агрессии и ненависти? Тысячи беженцев на французской границе близ Кале брошены на произвол судьбы – рядом с ними нет представителей исламской веры и культуры, которые смогли бы помочь им понять, что их будущее не в ненависти, а в согласии с миром. Представители ислама не смогли помочь этим брошенным единоверцам в молитвах пережить тягости тяжелой дороги. После это приводит к всплескам агрессии уже на территории  Европы – примером тому является массовые нападения на женщин, грабежи и разбой в Кельне, остальной Германии.

Беженцы на российско-финской границе, на подступах к Македонии, Греции, Великобритании не были удостоены внимания ни одной религиозной организации. Волонтеры социальных служб, старающиеся оказывать посильную помощь терпящим бедственное положение людям, но они не поддерживаются представителями религий, будь то христианство, исламом, буддизмом. Ни один из лидеров религиозных диаспор не находится рядом с людьми, пережившими страшные военные дни и принесшие в себе эти нечеловеческие чувства на европейскую территорию. Все говорят о разности менталитетов – каким же образом этим самым менталитетам совпадать или уживаться, если нет религиозного сопровождения, нет молитвы у верующих, ни один из религиозных лидеров христианства и буддизма не оказали требуемой поддержки беженцам, не создали им временные молитвенные шатры, контейнеры?!  Или это молчаливое бездействие – спланированная акция мировых правящих элит? Вся острота создавшейся ситуации уходит корнями в общее равнодушие религиозных диаспор к горю и страданиям их единоверцев. Никто не помогает беженцам в сложных, невыносимых условиях ощутить исламский «сабр», успокоить свой мятежный дух христианским смирением, суметь постичь буддистскую безмятежность и избавиться от внутренней агрессии с помощью одной лишь веры.

Стоит вспомнить, что назначение религии как социального института – это и выработка смыслов, позволяющих человеку понимать себя в мире. Сложная, с каждым днем ухудшающаяся ситуация с миллионами беженцев, создает своеобразный «европейский ступор», который требует особого внимания именно со стороны религиозных лидеров, которых единоверцы услышат быстрее, чем главу Европарламента. Стоит вспомнить 1970-е гг. и массовую миграцию, даже бегство евреев из СССР в Австрию: в то время в Вене «беженцев» поддерживали главные лица иудаизма, представители регионального раввината, австрийских волонтеров помогая им обрести себя в новом, еще незнакомом мире…

Очевидно, что ситуация в Европе и мире будет ухудшаться, если религиозные лидеры, представляющие мировые религии,  не примут решения о проведении ряда совместных встреч для определения путей гармонизации проблемы «оставленности» беженцев – христиан, мусульман, буддистов, кришнаитов и пр.  

Недавняя встреча Патриарха Кирилла с Папой Римским Франциском, оказалась, безусловно, важна не только политически. Оказался возможным диалог между католиками и православными, названный «диалогом тысячелетия». Своевременно вспоминается Всемирный саммит религиозных лидеров, который с 2011 перестал проводиться. Вопрос его возрождения и организации новых встреч лидеров всех мировых традиционных религий должен стать задачей номер один для всех граждан и руководителей и дипломатов всех стран мира.

Необходимо в самое ближайшее время  призвать лидеров всех мировых конфессий встретиться и обсудить вопросы войны и мира. Например, созвать первую встречу в Иерусалиме, как исторически и религиозно-значимое место для людей разных конфессий. Представляется, что использованию религиозного фактора в политической борьбе необходимо противопоставить человеческий фактор, который может и должен опираться на религиозно-гуманитарный диалог. Должна быть разработана пошаговая стратегия такого диалога религий. Полагаю, что на базе ООН возможно создание всемирной организации «Мировой конгресс вер», который должен опираться на традиции, появившиеся задолго до того, как международное право закрепило в качестве нормы гуманитарную помощь терпящим стихийные бедствия или ставшими жертвами гонений и войны. Всем нам, каждому, необходимо своим голосом призвать лидеров мировых религий немедленно встретиться, потом встречаться два-три раза в году, чтобы окончательно снять с повестки дня вооруженные конфликты.

Пусть пока это наша «свернутая возможность», наше вожделенное будущее, то разве сама установка на диалог есть уже важный шаг к тому, чтобы человек и в XXI веке жил, а не «стоял в очереди за жизнью»…

Наша душевная, сердечная гражданская активность, порожденная совестью, поможет убить войну, вычеркнуть из сознания непозволительное желание мести и мрачное чувство злобы, - но эта победа возможна лишь суверенным дружелюбием. Уважаемые сограждане, давайте обнимем наши любящие сердца и нанесем войне и ненависти смертельный удар торжеством жизни. Человек является прообразом Планеты - как она благосклонна к нам, так и мы должны благосклонно относиться друг к другу.

Ведь служение ближнему во всех мировых религиях всегда основывалось на вере в абсолютную ценность жизни человека.

P.S. Гонорар мне не интересен. 

Эта статья была переведена на тайский, английский, японский, китайский, польский, французский, сербский, болгарский, испанский, итальянский языки. После была направлена в немецкую газету «Deutsche Wirtschafts Nachrichten», в швейцарскую «Neue Zuricher Zeitung». В российские «РБК» - на имя Николая Гришина, главы отдела «Мнения», в «Коммерсант», на имя Марины Филатовой, в «Ведомости», на имя Андрея Синицына. Только из «РБК» получил ответ, что эта статья "не подходит по тематике и формату для нашего издания". 

Направил также в американские газеты - «Washington Post», «New York Times», в английскую «The Guardian», в польские «Gazeta Polska» и «Polityka» (на имена главных редакторов Томаша Сакиевича и Йерци Бачински); во французские издания «Le Monde Diplomatique» и «La Croix»; в датскую газету «Politiken»,  шведскую «Expressen»; в итальянские «La Repubblica» и «Il Messaggero». Далее – в китайские «China Youth Daily», «New Beijing Daily», «China South Daily» и даже «Renmin Ribao» – на имя самого главного редактора Ли Шаобана, в японские «Asahi» и «Nikkei», казахскую «Культурная Астана», в тайские «Sieng Tai», «Thai Rat» и не только. 

КОММЕНТАРИИ

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии