PROINTELLEKT
PROINTELLEKT

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РАН АКАДЕМИКУ А.М. СЕРГЕЕВУ

от Александра Потёмкина, доктора экономических наук, профессора, руководителя ООО «НАНО-АТТО Метрия», Москва

Александр Потемкин,  17 ноября в 11:59 1 11292

Если нет точного нанометрового эталона, то нет и индустрии  нанотехнологий. Как же РОСНАНО и другие профильные компании измеряют сверхмалые объекты?

 

 Уважаемый Александр Михайлович! 

В конце 2011 года была принята «Стратегия инновационного развития России на период до 2020 года». В этом документе сделан акцент на переходе России к инновационному типу экономического развития. В Стратегии совершенно справедливо сказано, что условием для достижения  целей, в ней поставленных, является формирование институциональной среды инновационного развития. И можно в этой связи утверждать, что без научной базы, без эвристических открытий говорить об инновациях и инновационном типе развития государства нет смысла.

Научная программа нашей лаборатории и уже полученные ею первые результаты совершенно уникальны.

Впервые в мировой практике мы разработали эталон нанометрового и субнанометрового диапазонов. Создан принципиально новый тип (вид) меры длины, который пока отсутствует в утвержденной международной классификации системы измерений. 

Мы готовы в любой момент представить свои научные результаты. Однако именно это – возможность серьезной презентации и независимой научной экспертизы – оказалось главной и почти неразрешимой проблемой. Мы хотели одного: продемонстрировать созданный нами прибор для измерений перемещения, который может удовлетворить насущные потребности метрологии в нанометровом и субнанометровом диапазонах.  С помощью такого инструмента можно проводить измерения в реальном масштабе времени более устойчиво к внешним помехам. То есть не требуется вакуумных камер и «чистых» комнат, особых условий влажности, температуры, специальной одежды и т.п.

Однако, увы, не удалось дождаться хотя бы отклика от тех, кто должен, казалось бы, в первую очередь заинтересоваться нашими разработками. Пришлось признать фантастическую силу отталкивания с их стороны по отношению к предложениям подобного рода. Может быть, за такой глухотой кроется боязнь раскрытия реального положения дел в существующей российской наноиндустрии? А может быть, финансовое состояние потенциальных потребителей не позволяет приобретать современную технику?

Кто конкретно должен был бы заинтересоваться нашими разработками?

Конечно, прежде всего это Министерство образования и науки России. Полагаю, что возглавлявший его до 2016 года Дмитрий Ливанов вполне мог бы оценить тот факт, что предлагаемое нами изобретение – передовой край мировой науки. Я сообщал экс-министру, и лично, и официально, о возможности нашей лаборатории проводить измерения в нано- и пикометровом диапазонах, просил содействия в том, чтобы продемонстрировать наш прибор экспертам Министерства и РАН. Реакция последовала нулевая. Почему нам было отказано в демонстрации прибора, осталось тайной. Поскольку нет пророка в своем Отечестве, прибегну к доказательствам крайней актуальности нашего изобретения.

Проблемами разработки точного наноэталона занимались ученые Новосибирского Института физики полупроводников им А.В. Ржанова Сибирского отделения РАН. За основу исследователи взяли кремний. Но кремний – нестабильный элемент. Он окисляется, меняет свои параметры, а значит  встает вопрос о точности при работе в обычной атмосфере. Таким образом, использовать подобный прибор и эталон (так называемую «кремниевую решетку») в стандартных условиях невозможно – они работают только в вакууме. Дана ли оценка со стороны Минобрнауки и РАН эффективности использования государственного финансирования, выделенного на данную разработку? Между тем, выделение бюджетных средств почти автоматически влечет за собой лоббирование интересов  получателя вне зависимости от результатов его деятельности, во избежание уличения в некомпетентности и  личной заинтересованности.

Американская компания VLSI Тechnologies начала производить наностандарты, применив сочетание технологических процессов, позволяющих  изготовить элементы с фрагментами нанометровых масштабов. Однако такие факторы, как запыление поверхности микро- и наночастицами, физико-химические реакции на поверхности наностандартов, изменяющие форму этой поверхности, сохранились, что затрудняет их использование в обычных условиях. Кроме того, проведение измерений в чистых зонах и в вакууме исключает возможность применения предыдущих стандартов в лабораторных условиях и обычной атмосфере.

Выходом может стать создание стандартов принципиально нового типа. Не статических, размеры которых не меняются во времени, а динамических – управляемо меняющих свои размеры. Такая идея витала в воздухе. Появились первые версии нового эталона  – из магнитострикционных материалов, из пьезокерамики (совместная разработка ВНИИМС, ООО «Метрологический центр РОСНАНО», НПП «Центр перспективных технологий», МГУ имени М.В. Ломоносова при поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО). Однако из-за недостатков самих материалов приборы на их основе не нашли метрологического применения – результаты не отличаются  должной стабильностью, величина погрешности недопустима для метрологии.

 Нельзя не задаться вопросом: каким образом сегодня происходят измерения в нанометровом диапазоне и калибровка оборудования? В России признан и утвержден эталон МШПС-2ОК, равный 2 микрометрам или 2000 нанометрам. В отсутствие более малых вещественных стандартов предполагается пользоваться при измерениях чисто математическими методами, выводя результаты путем вычислений  с  ошибками и погрешностями в сотни нанометров. При том, что в научной среде 100 нанометров являются не нанометровым, а микронным  диапазоном и соответствуют 0,1 микрометру. По данному стандарту так и не было создано аппаратуры для подтверждения заявленных измерений, но были  написаны и утверждены методики калибровки с помощью данной эталонной меры. Развитие нанотехнологий ужесточает требования к измерительным системам; погрешности измерений здесь должны быть сравнимы с межатомными расстояниями (примерно 0,2 нм) и требуют обеспечения единства линейных измерений в нанометровом диапазоне. Атомно-силовые и электронные микроскопы только тогда могут считаться средствами измерений, когда их параметры будут соответствующим образом аттестовываться, калиброваться и контролироваться, причем последнее – непосредственно в процессе измерений.

Достижение нашей исследовательской группы не менее, а, полагаю, более ценно и уникально. В своей разработке мы применили специальные материалы, позволяющие создать на их основе в сотни раз более точные, чем ныне существующие, стандарты. Поэтому особую ценность наша разработка представляет для нанометрологии, то есть, в первую очередь, для  метрологических институтов и ученых, работающих в нано- и пикометровом диапазонах.

Представленные нами стандарты сопоставимы по величине со спичечным коробком и легко подходят к измерительным установкам типа сканирующих зондовых и электронных микроскопов и оптических интерферометров.

Нанометрология – ключевое звено приборно-аналитической и технологической составляющих инфраструктуры нанотехнологий и наноиндустрии, обеспечивающее единство измерений в нано- и пикометровом диапазонах. Проведение разработок и выпуск продукции нанометрового диапазона опираются на обязательную калибровку измерительных и технологических установок. Росстандарт и аналогичные международные агентства сегодня производят калибровку в основном с помощью статических мер, предназначенных для микронного диапазона. Начали применяться также сравнительно крупногабаритные лазерные интерферометры на основе гелий-неоновых лазеров, которые позволили проводить калибровку и в нанометровом диапазоне. А наш компактный интерферометр может быть встроен в любые измерительные и технологические установки,  производящие измерения в реальном масштабе времени.

Используемые современные способы грубой калибровки при отсутствии ответственности должностных лиц за процесс калибровки   технологического оборудования не гарантируют точного размера произведенного нанопродукта. Средство измерения должно быть откалибровано на порядок точнее (например, прибор, измеряющий нанометровые величины, должен быть откалиброван в пикометровом диапазоне). Будем надеяться, что наша разработка в перспективе станет востребованной и послужит на практике для обеспечения эффективности и точности нанотехнологических процессов.

Инновационным государство, на мой взгляд, не может стать только благодаря усилиям ученых. Ученые работают. В научных лабораториях и институтах совершается много интересного и ценного. А дальше? А дальше  – «дольше века длится день».

Есть специальные государственные организации, ВНИИМС и уже упомянутый Росстандарт. Я хотел подтвердить факт завершения новой разработки  наноэталонов и официально зарегистрировать возможность их применения в отечественной метрологии, защитив наноиндустрию и потребителя от псевдо-нанопродуктов и необоснованных расходов на их производство. Так,  представленные на рынке нанотрубки, нанопорошки и подобные изделия произведены без соблюдения культуры измерений и, таким образом, не могут претендовать на достоверность  заявленного размера. Эта культура предполагает обеспечение калибровки и контроль заданных параметров. Кто кого обманывает? Все публично заявленные продукты «нано» без гарантии определения их размеров являются лишь фикцией!

Калибровка наших стандартов осуществилась, наконец, во ВНИИМС с помощью оптических интерферометров на базе гелий-неоновых лазеров. Следует отметить, что измерительные установки на базе гелий-неоновых лазеров не только громоздки, но и характеризуются ограниченным сроком службы, что помимо других причин связано с утечкой из лазеров всепроникающего гелия – его не удержишь даже при хорошей защите. Это влечет необходимость периодически менять данные метрологические лазеры и предполагает не только дополнительные финансовые затраты, но и необходимость оформления значительного объема документов, подтверждающих возможность применения новых устанавливаемых лазеров в метрологической установке. Мы решили и эту проблему – разработали компактные оптические интерферометры с лазерами, срок службы которых многократно дольше.

Итак, существует готовый ИЗМЕРИТЕЛЬНЫЙ МЕТРОЛОГИЧЕСКИЙ НАБОР – ОСНОВА КАЛИБРОВОЧНОЙ СИСТЕМЫ НАНО- и ПИКОМЕТРОВОГО ДИАПАЗОНОВ, не имеющий мировых аналогов и насущно необходимый для применения в мировой наноиндустрии.

Считаю необходимым собрать экспертное сообщество, в которое вошли бы физики, компетентные в данной области, и определить современные отраслевые стандарты измерений наноиндустрии.

Да, можно поднимать вопросы о престиже России. Престиж, конечно, дело важное. Но меня очень вдохновляет идея цивилизационного развития и его нового этапа. Мировое развитие в соответствии с концепцией «длинных волн конъюнктуры» российского экономиста Н.Д. Кондратьева,  характеризуется сменой технологических укладов (экономических циклов), протяженность которых составляет около 50–60 лет. Мы как раз завершаем очередной цикл и стоим на пороге нового. Страны-лидеры вступают в шестой технологический уклад. Определяющие для этого цикла – молекулярные, клеточные и ядерные технологии; нанобиотехнологии, наноэнергетика, нанотехнологии, нанобионика, микроэлектронные технологии, наноматериалы, нанороботика и другие наноразмерные производства. 

Это вызов времени.  

Например, США ответили на этот вызов так. Суммарные расходы за период с 2001-го по 2013 год достигли 32 миллиардов долларов США.

В России также наблюдается  инновационная  активность.  Да, была создана государственная корпорация РОСНАНО. К 2013 году Россия по объемам финансирования отрасли приблизилась к соответственным показателям США. Почему ведомство А. Чубайса  отказывается измерить нанометры с нашим диапазоном, оценить их и протестировать по правилам научной конкуренции? Если нет точного нанометрового эталона, то нет и совершенной  и эффективной индустрии  нанотехнологий.

Ясно, что развитие нанотехнологий носит многоуровневый характер и зависит от многих факторов, определяющих качество и скорость прогресса в данной сфере. Немаловажный из этих факторов – личностный. Если независимый исследователь так тяжело и долго добивается контакта с экспертным сообществом, то поневоле задумываешься и начинаешь считать: уже не в нанометрах, а в реальных отрезках времени. Годах и десятилетиях.  Сколько же России понадобится времени, чтобы приблизиться к лидирующим позициям США, Европы и Японии, Китая?

Думая о России и ее положении в научном мире, считаю преступлением не замечать реальных успехов и умалчивать об имеющихся достижениях  в нанометрологии, главное требование к которой заключается в том, что уровень развития метрологии должен многократно превышать уровень технологии. Наши ученые выполнили эту задачу – мы изготовили прибор, представляющий собой основную точку опоры нанометрологии, не имеющий мировых аналогов, и готовы организовать его поставки. Хочу отметить, что на данную разработку и изготовление прибора не потрачено ни рубля бюджетных средств. Может быть, именно в этом и  состоит  причина равнодушия к нашему изобретению. Если бы мы финансировались из бюджета и фигурировали в нем «отдельной строкой», вероятно,  нашлись  бы лоббисты и наших достижений, и будущих результатов. Но все наши исследования финансируются мною лично.

Почему я это делаю? Мной руководит глобальная мировоззренческая идея – совершенствование самого Человека в противовес развитию искусственного интеллекта. Этой теме посвящён мой новый роман «Соло Моно. Путешествие сознания пораженца» (издательство «ПоРог», 2017). Сегодня бизнес инвестирует в искусственный интеллект сотни миллиардов долларов, а созданием биологического интеллекта занимаются редкие одиночки – такие, как я, вкладывающие небольшие средства, лишь несколько миллионов долларов. А для реализации этого биоинженерного проекта необходимого мощное финансирование, тут нужны средства, сопоставимые с ресурсами, расходуемыми на создание ИИ. У бизнеса такие средства есть, он активно реализует первичные платформы ИИ, то есть деньги находятся в обороте и приносят прибыль. Но ни у одной страны мира нет серьезного акцента на государственные программы, регулирующие направление бюджетных средств на совершенствование биоинтеллекта. Видимо, и религиозные догмы являются помехой. А проект «Сверхчеловек» для бизнеса непривлекателен – колоссальные, не приносящие прибыль инвестиции.

Мой прогноз: оценивая биоинтеллект и ИИ, можно отметить, что сегодня они приблизительно равны – 100 HIC (показатель высшего выражения сознания). Впрочем, если в совершенствовании ИИ участвует более миллиона человек (данные Интернета), и только 3% из них являются подлинными творцами «разума» ИИ, то через каждые 10 лет они станут обогащать HIC ИИ каждый на  0,01 HIC, к 2027 году потенциал HIC искусственного интеллекта будет равен 300 HIC, к 2037 году уже 600  HIC, к 2047 году 900, а в 2057 году составит 1200 HIC и т.д., и т.д. И это лишь пессимистический прогноз. При этом HIC человека останется прежним.  

КОМУ БУДЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ ЭТОТ МИР? ЧЕЛОВЕКУ ИЛИ искусственному интеллекту? 

Я написал Обращение об опасности искусственного интеллекта, но российские СМИ отказались его напечатать, а члены РАН уже полгода не дают на него никакого ответа. При этом каждый день мы читаем сенсационные новости о росте обучаемости ИИ, его прогрессе в тех или иных областях. Время может быть упущено, отсчет этому процессу уже начался…

Человек – биоинжерная конструкция, стихийно созданная слепыми мутациями за 8 миллиардов лет существования нашей Галактики. И ничего другого. Поэтому, убежден, необходимо срочно сформировать мировую площадку для обсуждения нашего будущего и для юридического ограничения развития ИИ. Роботы – да, манипуляторы – да. Но что дальше? Надо дискутировать об этом. Создавая наш прибор, мы исходили из того, что наряду с созданием ИИ с помощью современных технологий нужно развивать биологический интеллект.

Информирую Вас, что недавно, наконец, нами получен патент на нанопинцет для манипулирования частицами. Основной задачей разрабатываемого устройства является модификация поверхностей органических и неорганических материалов, в результате которой происходит соединение молекул и атомов с органическими и неорганическими материалами. Отсутствие сегодня такого инструмента сдерживает исследования и разработки в областях микро и нанобиологии, клеточной и генной инженерии. Нанопинцет и его последующие модификации способны создавать биоинженерную конструкцию сверхчеловека, потенциального жителя Вселенной. Но это пока прогнозы далекого будущего. А сегодня я надеюсь на Ваше содействие в реализации опытных экземпляров нашей новинки в производство.

К письму прилагается копия патента на нанопинцет:

 

КОММЕНТАРИИ
  • Александр-Львович-Шамис Января

    Не нужно путать бурно развивающиеся информационные технологии и искусственный интеллект (искусственный разум).
    В настоящее время нет ни намека на создание каких-либо элементов искусственного разума. Распознавание образов, системы перевода, игры и формальные нейронные сети к решению проблемы не приближают. Производная развития искусственного разума близка к нулю.
    Если искусственный разум и будет создан, то он не будет противостоять человеку, поскольку не будучи живым он не будет иметь собственных потребностей, сознания, воли и эмоциональных оценок. Поэтому нужно говорить не о риске создания искусственного интеллекта, а о риске создания альтернативной жизни. Кому и зачем это понадобится сделать? Кроме того остается и вопрос - как.
    Александр Шамис

    1 ДЕКАБРЯ В 8:01

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии