PROINTELLEKT
PROINTELLEKT

Потёмкин против псевдоинтеллектуалов

Александр Потемкин,  25 декабря в 10:04 0 9390

Рубрика "Литературные лавочники"

                   Настоящая литература – это не времяпрепровождение,
это обогащение сознания высокими смыслами.
            

Иногда кажется, что современный читатель превращен книжным рынком в прожорливую массу. Книжные серии о маньяках-убийцах и борющихся с ними полицейских, которые и в огне не горят и в воде не тонут; любовные романы, исторические фэнтези составляют главный «литературный хлеб» читателей всего мира. Книжные магазины завалены дешевым чтивом. Складывается ощущение, что не просто закончился век классики, но в гуманитарную катастрофу втянута и литература.

Сегодня уже не модно читать Шекспира и Толстого, Гете и Томаса Манна, Достоевского и Гюго, Фолкнера и Элиота, Маркеса, Пруста и Камю.  Их художественный мир болезненно резко контрастирует с текстами современной литературы. Нет новых имен гигантов – художников слова, создающих вторую реальность, более яркую и убедительную, чем сама действительность. Ведь эстетическое наслаждение мыслями предполагает отрешение от всего бытового, даже освобождения от собственных желаний. Раньше русской литературе было свойственно думать об искусстве и жизни «при свете совести», как говорила Марина Цветаева. Только тогда возвышенные силы души и холод сурового логоса обретают вселенские черты. Если произведения  классиков мировой литературы рождались «при свете совести», из чувства долга  и потребности служения обществу, человеку, своей Родине, и перед этим отступала на второй план зависимость от рынка, то современные книги производятся или по необходимости извлечь доход, или из-за авторского маниакального амбициозного эго.

Идеология глобализма и постмодернизма, определяющая многое в мировой политической и культурной повестке современности,  активно присутствует и в литературе. Человек-читатель тоже попал в эту кабалу. Литература, конечно, втянута в цивилизационный кризис. На ее поверхности тоже кипят политические страсти: многие литературные премии в разных странах ориентированы на злобу дня, и выдаются такие награды в соответствие с политическими трендами. Книга в таком случае лишь отвечает на вопрос «Против кого мы дружим?»  Клановая борьба в современной российской литературе совершенно очевидна, и перечень премированных имен, часто посредственных, незаслуженных, меняется редко. Как и монополизация книжного рынка, достигшая угрожающих масштабов, что требует, на мой взгляд, вмешательства культурной элиты. Но сохранилась ли она в России? Кто назовет эти имена? Ведь никаких голосов не слышно, а книжные развалы только растут…

Но мне интересно другое – судьба высокой литературы. Коммерческая неудача – как правило, ее отличительная черта. Примечательно, что сегодня на коммерчески успешную высокую литературу претендует как раз нон-фикшн, продающийся в псевдоинтеллектуальной упаковке. Если мы попадем на ежегодную Ярмарку интеллектуальной литературы в ЦДХ, то увидим в основном тома книг с низким содержанием HIC (высшего выражения сознания). В «интеллектуальную прозу» равно попадают и Достоевский, Набоков, Герман Гессе, Умберто Эко и почему-то современные российские авторы   – Дмитрий Быков, Полина Жеребцова, Леонид Юзефович, Лев Данилкин, Михаил Лабковский, Виктория Райдос, Евгений Комаровский и еще с десяток имен.  Напрашивается вопрос: а кто признал этих авторов творцами высокой литературы, то есть, сочинений, претендующих на такой статус, на идеальный художественный язык, на эстетическое изложение, требующее созерцательности, постановку жизненно важных для человечества проблем? Выскажу свое мнение: только бизнес! К профессиональной оценке ученых – филологов и авторитетных литературоведов – здесь не прислушиваются. Она мешает продажам! Она под сомнения ставит бизнес! Я не хочу утверждать, что Ольга Славникова или Александр Иличевский лишены способностей, но организаторы подобных ярмарок обязаны отделять высокую литературу от чтива. Современная российская литература часто лишена драйва – нет в ней энергии жизни и страсти в мыслях. Мы можем говорить о двух-трех авторах, в чьих произведениях присутствуют эти качества.  И это нормально, потому что никогда ни в одной стране мира не начитывалось более двух-трех писателей-интеллектуалов в столетие. А «интеллектуальные бестселлеры», «интеллектуальные детективы», «книги лауреатов премий», которые рекламой упорно навязываются обществу, становятся «более читаемыми». Наделяя этим соблазнительным статусом низкие продукты, издатели делают своего рода реверанс, «приобщая» читателей к «интеллектуальной» элите. Звучит гордо: «Я читаю интеллектуальную литературу!» Но на уличных развалах столицы книги Виктора Ерофеева, Михаила Шишкина и других «интеллектуалов» предлагают по цене от 25 до 35 рублей. Видимо, их покупают для розжига мангала… Но какой вкус будет у шашлыка, приготовленного на таком сомнительном сырье?... И это неудивительно. «После прочтения захотелось принять душ... Такая мерзость»,  – делится своим впечатлением от прочтения одна из читательниц продукта «Русская красавица» «писателя» В. Ерофеева. И таких комментариев тысячи. До сих пор непонятно, кто и по каким критериям доверил этому цинику и позеру, книжному матерщиннику, годами вести на канале «Культура» регулярные литературные передачи. Большего унижения для русской художественной классики трудно представить.                                                 

Но все же среди  литературы, ориентированной на будущее (назовем ее futurum–литература), стоит выделить фантастику. Не случайно  в «боевой космической фантастике» лидирует Андрей Ливадный, который участвует в авторском проекте «Экспансия. История галактики», «Зона смерти». Ну и, конечно, популярными в России остаются фантасты Василий Головачёв, Кир Булычев и Ник Перумов,  а самым продаваемым – Сергей Лукьяненко. Ник Перумов, как известно, физик по первой специальности, он также специалист в области молекулярной биологии, и это в определенной степени помогает ему, как считают критики, создавать свои многомерные фантастические миры. Кстати, приходится часто слышать вопрос: почему писатели, и вообще творческие личности никогда не хвалят своих коллег? Ответ из истории: еще древние мудрецы вещали: «Если ты хвалишь другого, то отнимаешь у самого себя славу и величие». А мелкий люд не способен поделиться ярким общественным светом, превращающий жалкую жизнь в воображаемый мир рукоплесканий.

Высокая литература, на мой взгляд, размещается в пространстве актуального философского дискурса, проявляемого в творчестве через сознание героя, который с одной стороны лишен рефлексии самосознания,  а  с другой – говорит о крушении всех основополагающих истин, а потому призывает человека уповать только на собственное «я». Мир больше не дает никаких гарантий человеку. Ни в чем.                                                                                              

Но, конечно, это метафизический бунт, это история о драме человеческого существования. Уже не только «Бог умер!» (о чем возвестил век назад Ницше), но  «Человек умер!». Я как автор исследую именно этот процесс, в котором «человек отменяется». Для меня, подчеркну,  интеллектуализм связан с типом сознания героя, а не с природными и общественными стихиями, не с социумом, не с политикой и не с бытом. Чтобы сконцентрироваться именно на этом феномене, необходимо частое уединение, иначе невозможно осмыслить себя и свое место в окружающем мире и создать задуманный образ.  

Кажется, с послевоенной поры, тема одиночества человека больше не покидала интеллектуальную литературу. Человек в литературе был «мыслящим тростником», был «смеющимся» и «играющим»,  был «социальным» или «политическим». В нем жила сексуальная «доминанта» или выходило на первый план поведение лидера. В любом случае, перед нами до недавнего времени был человек гуманитарный. Сегодня эволюция человека изменила траекторию.  Трансгуманизм видит свою актуальную задачу в переделке человека. Создание постчеловека  опирается на биологические, фармацевтические, евгенические технологии, которые стимулировали бы в нем развитие интеллектуальной, психической «неограниченной потенции». Человек и когнитивные технологии – не только тема исследования научных сообществ, но и сугубо писательская, поскольку литература дает возможность зафиксировать процесс развития человека и его конфликты с использованием информационных, биологических технологий. Только высокая литература, на мой взгляд, может сегодня отразить эти явления. Ведь принципиально, что интеллектуальная литература находится на грани между наукой и искусством. Для нее важна отвлеченная мысль (которая высказывается в художественной форме). Для такой литературы первично осмысление жизни, а не шаблонные интриги в сюжетах. Высокая литература не может иметь художественных барьеров, она безгранична, как безграничен разум.

Будущее интеллектуальной литературы (а только она меня интересует, поскольку живет вне законов рынка) связано с попыткой понять глобальные стратегии в мире, изучающие человека.  Моя задача «эгоиста» – увидеть и удержать рамки, разделяющие высокую литературу и ее имитацию.  Ведь дешевые писательские продукты ведут человечество лишь на интеллектуальное и цивилизационное кладбище. Сознание человека угасает, он теряет свою духовную сущность. И тем призрачнее становится выживаемость человека в будущем мире.

В последнее время у меня нередко возникает мистическое чувство вины, вызванное умалчиванием о негативе в сфере литературного творчества. Я задумал цикл заметок «Литературные лавочники», о губителях национальной литературы. В этих материалах постараюсь отразить нравственные добродетели одних и пороки других,  рассказать о скаредной алчности и амбициозности,  и о независимом одухотворенном творчестве.

 

 

 

КОММЕНТАРИИ

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии